ОПЫТ ДОСТИЖЕНИЯ МАХАМУДРЫ МАЙТРЕИ СЕЙГОШИ.

ПРИВЕДЁННЫЙ К СОСТОЯНИЮ ОСВОБОЖДЕНИЯ.

Ложная практика, ложное Спасение.

Я и после этого продолжил практику для достижения Махамудры, но прошло три месяца, однако, в итоге, ничего не получилось. Я не смог завершить практики из-за слабости своей души. Как я сейчас понимаю, слабость моей души скрывалась в причине, по которой я стал монахом.
Тогда я думал, что стал монахом, чтобы, обретя Освобождение и Просветление, спасать людей. Но если хорошо подумать, то во мне было сильным такое настроение, что Освобождение равно возможности стать «суперменом», а что касается Спасения, то я только лишь представлял, как сам разверну активную деятельность в Нью-йоркском филиале. И не было у меня скромности, что для освобождения от шести путей перевоплощений, полных страданий, требуется с серьёзностью пройти долгий путь духовной практики. И я вёл неискреннюю практику, желал спасать не искренне, а для удовлетворения своего эгоизма, своей гордости.
В результате такой работы сознания в предельной практике всё закончилось на достижении Кундалини-йоги, а изначальной цели - Махамудры - достичь не удалось. Хотя Сонши и говорил: «Достижение Махамудры близко», но для обретения более высокого Достижения, столкнувшись с более высокой стеной, видимо, никак не мог эту стену преодолеть. Вдобавок к этому, разговоры типа «Достиг Кундалини-йоги», «Ты будешь занят в подготовке к открытию филиала в Нью-Йорке» - являясь причинами, оправдывающими приостановление практики, создавали в душе лазейку. И, таким образом, на третьем месяце практика была оставлена.
Сейчас я думаю, что даже если бы ещё несколько месяцев я упорно практиковал, но прогрессом для моей практики стало бы не это, а преодоление собственной стены, связанной со Спасением. Тогда же я не осознавал подлинного смысла практики и Спасения, и так как мотивы для практики были, по сути, основаны на мирских желаниях, у меня для завершения практики не было достаточно сильного сознания и душевной поддержки.

Возникновение недоверия.

Закончив трёхмесячную предельную практику, я был представлен как Достигший. Посреди льющих как из ведра наполненных уважением и завистью взглядов, я не мог не чувствовать в уголке своего сердца какую-то зацепку.
Конечно, у меня было много мистических опытов. И всё же, каких-то особых духовных изменений, какие я себе представлял, не произошло. Возможно, это потому, что в прошлой жизни я уже достигал Махамудры. А когда практикующий испытывает уже знакомый опыт, то особых изменений не чувствует. Но тогда я этого не понимал.
И вот эта зацепка развилась в недоверие по отношению к практике. «Я отчаянно практиковал три месяца, но в результате не произошло больших духовных изменений. Действительно ли можно, как другие, полностью освободиться от мирских желаний? Действительно ли можно обрести Освобождение и Просветление, о которых говорит Сонши?» Конечно, с другой стороны, сознание давало отпор, отрицая эти сомнения: «Если продолжать практику дальше, то что-нибудь, без сомнения, получится. Перед тем, как сомневаться, не лучше ли, ещё больше практиковать, прилагать усилия?» Однако эти противоречия, усилившись, опять повторились в очень суровых условиях в Нью-Йорке, куда я отправился для открытия филиала.

Затормозившаяся деятельность по Спасению.

Во время деятельности по Спасению в Нью-Йорке не прекращались стрессы. Хотя я в период обучения в институте и изучал английский, эта моя реальная практика за границей была впервые. Особенно поначалу, так как я был единственным, кто знал английский, то и физически, и морально был сильно загружен, принимая звонки по телефону, общаясь с верующими и неверующими, переводя книги и концентрируясь на работе, связанной с юридическими делами.
Также и самана вокруг, страдая в непривычной обстановке, и будучи не в состоянии выполнять Бакти как хотят, нервничали. К тому же были и только-только ставшие самана, и наставлять их было сложно.
Среди всех этих проблем наиболее печальным было то, что практически не увеличивалось число верующих. Помимо того, что недоставало переведённых книг и рекламок, в то время в Нью-Йорке широко распространялись не только традиционные религии тибетского буддизма и индийской йоги, но происходил бум новейших религий, и существовало множество организаций и так называемых Мастеров. Конечно, среди них было и много шарлатанов. По этой причине почти все приходящие в АУМ смотрели с сильным недоверием: «А это что-то подлинное или же тоже шарлатаны?» И то, что в АУМ, по сравнению с другими организациями, был высокий вступительный взнос и плата за практику, похоже, стало «камнем преткновения». В Америке религиозные организации, в основном, благотворительные, и не только плата за практику низкая, но и во многих организациях беднякам раздавали бесплатную пищу. Буддийская идея о том, что практикующий делает пожертвования для избавления от своих привязанностей к материальному, не была распространена.
По этому поводу Сонши говорил: «Чтобы они нашли ценность не в материальных вещах, а в практике, надо изменить систему ценностей». Тогда я стал прилагать усилия, придумывая разное для изменения системы ценностей, но и знаний не хватало, да и изменить за ограниченное время беседы систему ценностей пришедших впервые, совершенно не имеющих веры людей, было трудно.

Хотя и достигший Окончательного Освобождения, но почему же...

Как бы замечательно ни говорить, но если нет вибраций, заставляющих почувствовать в твоих словах нечто особенное, то не получится сделать приходящих верующими, не правда ли? Я стал думать, что в моих словах нет действительной убедительности потому, что я сам с помощью практики не испытал значительных духовных изменений.
Конечно же, я понимал, что если продвигаться в практике, то изменения произойдут, но тогда стрессы всё увеличивались, и, соответственно, сознание слабело. Соответствующее влияние оказывал и Нью-Йорк, по сравнению с Японией полный мирских желаний. В результате появилось совершенно исчезнувшее после интенсивной практики сексуальное желание, а что касается аппетита, то трудно даже стало соблюдать заповеди относительно еды. Мало того, и практика совсем не продвигалась.
И вот тогда передо мной возникла дилемма: недоверие по отношению к практике и неспособность практиковать для того, чтобы из этого состояния выбраться. В который раз думал: «Я буду ещё больше практиковать!» - но терпел поражение. И каждый день я испытывал отвращение к своей собственной слабости.
Далее, в связи с таким душевным состоянием это недоверие по отношению к практике развилось в недоверие по отношению к гуру. Поводом для этого становились различные небольшие происшествия.
Вот пример. Однажды Сонши сказал: «Чтобы увеличить число верующих, надо действовать решительно. Проводите краткосрочный пятичасовой мантра-семинар с оплатой в 50 долларов». А я подумал с сомнением: «Совсем не имеющие веры люди только лишь за посвящение в мантру не заплатят 50 долларов». Всё же, подумав, что намерения Сонши надо воплощать в жизнь, попробовал провести, и в итоге никто не пришёл. Сейчас я осознаю, что причина была в недостаточном рекламировании, в отсутствии у меня же Заслуг и т. п. Не прилагалось и значительных усилий. Если бы обдумать этот недостаток собственных усилий, то можно было бы провести улучшения, но из-за сильной работы сознания, направленной на самозащиту, додумался вот до чего: «Хотя Сонши и достиг Окончательного Освобождения, но почему же даёт такие указания?» Подобных происшествий было несколько, и в душе произрастали чувства недоверия и гнева.


Следуюшая
Предыдушая
B оглавление страницы
На главную страницу сайта


Hosted by uCoz