ОПЫТ ДОСТИЖЕНИЯ МАХАМУДРЫ МАЙТРЕИ СЕЙГОШИ.

ПРИВЕДЁННЫЙ К СОСТОЯНИЮ ОСВОБОЖДЕНИЯ.

Мучительный удар.

После окончания Сонши подводного Самади, в мае 1988 года, я продолжил деятельность по Спасению в Токийском филиале, пряча в душе различные страдания. В то время особое замешательство вызвали разговоры о том, что меня опять собираются отправить в Нью-Йорк. Об этом неожиданно заявил Сонши: «Я опять собираюсь организовать деятельность в Нью-Йорке, и раздумываю, кого туда отправить». Я в душе и напрягся, и обрадовался. Деятельность в Нью-Йорке была очень значительна для моего монашества. К тому же, не хотелось завершать её поражением. Я был убеждён, что превосхожу всех в знании языка, в знании самой Америки, и хотел с торжеством посмотреть на людей, порицавших меня. С подобными настроениями я очень хотел опять вернуться в Нью-Йорк.
Однако и эта радость, спустя несколько дней была полностью разрушена. На собрании Сонши мне сказал: «Ещё раз давай подумаем, ехать тебе в Америку или нет». А затем продолжал: «Ну, у Майтреи есть душевная слабость, и если опять будет неудача, то это будет вторым крахом. Может, на эту должность лучше подходит М?» По форме это высказывание Сонши как бы предлагало мне выбор, но всё же было очевидно, что именно Сонши имеет в виду. Собрание продолжалось минут двадцать, и, наконец, я еле-еле выдавил из себя: «Давайте предложим М» - однако было видно, что думал-то я совсем по-другому.
В то время моя гордость: «Нью-Йорк = ценности моего существования в АУМ» - разлетелась на кусочки. Сейчас я думаю, что желание спасать людей в иной стране - это достаточно странный образ мыслей. И это ни что иное, как просто привязанность.
«Привязанность порождает страдания» - чтобы я осознал это, Сонши использовал «кнут любви». Но тогда я так не думал. Душа пришла в сильное расстройство, потеряв опору, которая поддерживала желание практики.
Мне стало казаться, что теперь придётся вести бездеятельную жизнь, где я не смогу проявить свои способности. «Может, в миру жизнь будет более наполненной?» «Нет, прежнего уже не вернёшь. Лишь несчастным там стану». Такие мысли появлялись у меня, принося страдания.

Только один выбор.

После этого разговора о Нью-Йорке, в июле 1988 года я вместе с Сонши отправился в Индию для встречи с Далай-ламой и главой школы Кагъю тибетского эзотерического буддизма Учителем Калу Римпоче.
Там произошло событие, позволившее мне вполне осознать искажения в моём сознании, вызванные неверием и избалованностью. Это случилось, когда я вместе с Сонши находился у Калу Римпоче. «Я - гуру Тантра-Ваджраяны. И если нет приверженности, то следовать путём Тантры невозможно. Если для тебя хороша Махаяна - становись учеником Калу Римпоче!» - сказал однажды Сонши.
Калу Римпоче по отношению к своим ученикам очень мягок. Он воспитывает в них приверженность медленно, постепенно, в течение длительного времени. А Сонши, чтобы сверхбыстро привести учеников к Достижению, жёстким «кнутом любви» очищает их карму. Если неправильно понять этот «кнут любви», то возникает неверие. Поэтому в зависимости от человека практика приверженности сложна.
Эти слова Сонши явились для меня своего рода Просветлением. До этого я и не представлял, что в моей практике не будет Сонши. Конечно же, и не сравнивал его с другими гуру. И в этом было некое противоречие. Поскольку, хотя я и говорил, что по отношению к Сонши испытывал неверие, но совершенно не представлял себе практики без него. Сейчас я думаю, что в глубине души по-прежнему присутствовала мысль: «Если практиковать - то только под руководством этого человека». А фоном, причиной моего неверия были пагубные мирские желания.
Немного раньше Сонши говорил так: «Гуру подобен цветку. Если смотреть издали - он прекрасен. А если приблизиться - увидишь и гротескные черты. Если же всегда находиться с гуру, то перестаёшь осознавать его ценность». В отличие от верующих, которые видят Сонши издалека, для учеников, которым он жёстко отмывает карму, гуру, по причине незрелости их душ, может стать даже объектом для ненависти. А если можешь постоянно быть рядом с гуру, то перестаёшь обращать внимание на это великое благодеяние, и, увы, это становится естественным.
Когда я впервые об этом услышал, то из-за своих мирских желаний и фиксированных идей не мог с готовностью с этим согласиться. Но когда Сонши спросил: «Ну что, пойдёшь к Калу Римпоче?» - тогда-то я, возможно, в первый раз, ясно представил себя вдали от Сонши и огромный урон из-за потери Сонши. Иначе говоря, я смутно почувствовал благословение, ежедневно получаемое мной.
Этот опыт стал для меня основой, но после этого прошло достаточно времени, пока я действительно не стал так думать.
Те, кто не довёл практику до совершенства, не могут понять поступков гуру, имеющих очень глубокий смысл. Также не могут понять, что неверие - это продукт мирских желаний или фиксированных идей. И это неразрешимо, пока не продвинется практика. Тем, кто ещё несовершенен в практике, наиболее важным является чёткий выбор: быть или не быть приверженным. Есть путь практики, проповедуемый Сонши, есть путь других гуру, есть и жизнь в миру... В случае выбора пути Сонши, если изо всех сил не продвигаться вперёд по этому пути, то только лишь потратишь попусту эту короткую человеческую жизнь. Если же не идёшь вперёд, если тормозишь из-за неразрешённых сомнений, - то даже если и обратишь взгляд на мирскую жизнь - там-то уж вообще нет никакого смысла.
Вот так, очень медленно, я осознавал бессмысленность захваченности неверием, а также искажённой работы души, вызванной избалованностью.

Привязанность, ревность, гнев...

По возвращении из Индии я был направлен в филиал в Нагое. Там находилась У-Ши, и я сполна испытал страдания, скрывающиеся за радостью от мирского желания привязанности.
Раньше мне казалось, что У-Ши следовала мне. Но в то время она, твёрдо установив себя как Ши, и имея своё мнение по поводу проведения деятельности в филиале, энергично её осуществляла. К тому же у неё был несомненный прогресс в духовном плане. А поскольку я по-прежнему имел желание господства, то не мог от всей души радоваться успехам У-Ши. И часто, не считаясь с её мнением, отстаивал свои предложения. В итоге ревность и гнев в моей душе нисколько не уменьшались.
Сонши, отправляя меня в Нагою, давал мне возможность испытать страдания из-за привязанности. И сейчас мне кажется, что благодаря такому опыту моя душа постепенно изменялась.

Попытки в преодолении мирских желаний.

Когда я вернулся из Нагои, вновь зашёл разговор об отправлении меня в Нью-Йорк. На этот раз главными задачами были работа с юридическими делами и перевод книг Сонши.
Когда моё отправление было решено, то я поставил целью не проиграть, как в прошлый раз, мирским желаниям, в особенности, это касалось сексуального желания и аппетита. До этого я, пытаясь контролировать мирские желания, обжигал на этом руки, и воистину серьёзно страдал. Для разрешения этих проблем я предпринимал различные способы и порой ошибался.
Бывало, испытывая досаду, проиграв мирскому желанию в очередной раз, я, выбрав свободное время, читал «Обет Махаяне» и упорно произносил: «Я буду практиковать, я буду практиковать!» Поскольку, согласно доктрине, душа постоянно меняется в зависимости от поступающей информации.
Но более всего мне запомнился Нью-йоркский пост. Подумав, что если быть воздержанным в еде, то пропадёт сексуальное желание, что, если не есть, то аппетит исчезнет, что и время сна уменьшится, если сократить количество потребляемой пищи, - я провёл четыре-пять 5-дневных постов с промежутком в два дня. (Сонши потом сказал, что я смог выдержать подобный непосильный пост лишь потому, что являюсь Достигшим, так что ни в коем случае не пытайтесь мне подражать!)
Поначалу, где-то на третий день поста, дыхание стало останавливаться, а когда я сконцентрировался, то сознание прервалось. Также стало часто происходить Цандали, и наступило такое приятное состояние, что хотелось, ничего не делая, просто сидеть. А в последний день на душе стало очень легко, и было такое настроение, что я люблю всех людей.
После этого голодания одно время я думал, что смог победить это мирское желание. Конечно, позже аппетит вернулся, эта победа была недолгой. Но для меня, упорно борющегося с желаниями, продолжающего обжигать на них руки, и это было очень радостным событием.


Следуюшая
Предыдушая
B оглавление страницы
На главную страницу сайта


Hosted by uCoz